Сормович

Спецпроект: городские легенды

В этой теме 29 сообщений

Здесь будем публиковать городские легенды

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Легенда о Дятловых горах Нижнего Новгорода:

Возник Нижний Новгород на месте большого дремучего леса. Высокие холмы по правому берегу Оки, прорезанные глубокими оврагами, называ­лись Дятловыми горами. А название, говорят, вот откуда пришло.

Во времена стародавние на том месте проживал мордвин Скворец, друг и помощник Соловья-раз­бойника, побежденного и связанного Ильей Му­ромцем.

Здесь он женился на восемнадцати женах, и бы­ло у Скворца семьдесят сыновей. Все они жи­ли вместе, занимались скотоводством, пасли стада на горах, а по вечерам гоняли их оврагами на во­допой к Оке-реке.

Тут же, в ущелье горы, обитал чародей Дятел, бывший также некогда в ладах с Соловьем-разбой­ником.

Вот раз пришел Скворец к Дятлу и спросил его о будущей судьбе своих детей. И отвечал Дятел:

— Если дети твои будут жить мирно и согласно друг с другом, то долго им владеть здешними ме­стами, а если поссорятся, то будут покорены рус­скими, которые построят на устье Оки град камень и крепок зело, зело, и не одолеют его силы враже­ские...

Долго толковали они.

Под конец разговора Дятел просил Скворца о честном ему погребении.

Тот обещал.

Время шло.

Умер чародей Дятел, и похоронил его Скворец на горе при устье Оки-реки. И прозвалось то место «Дятловы горы».

Умер за ним и Скворец.

Перед смертью он завещал детям своим взаим­ное согласие и единодушие, но потомки их, пере­ссорившись, стали враждовать между собой, и тогда Андрей Боголюбский изгнал их с устья Оки, а племянник его Юрий Всеволодович, построив здесь Нов-Град Нижний, исполнил предсказание Дятла.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Городская легенда - Ибрагимов городок

Мордвин Абрам, или Ибрагим, вышедший из-за реки Кудьмы, поселился при впадении Оки в Вол­гу, на Дятловых горах, покрытых тогда дремучим лесом. У него было четырнадцать сыновей и три дочери; для них построил он семнадцать домов...

Колония эта названа была Абрамовым, или Ибрагимовым городком, а сам Ибрагим будто бы был выбран от всех мордовских племен чем-то вроде правителя.

Когда Абрам заслышал о движении войск суз­дальских, муромских и рязанских под водительст­вом Мстислава, то принялся укреплять свой город, в котором всех жителей было тогда до пятисот человек. Он обнес город тыном, оградил валами да рвами. Укрепление это охватывало с севера к югу все пространство от Коровьего ввоза до Лы­ковского съезда, а с востока на запад — от Ковалихинского ручья до речки Почайны.

В этом укреплении Абрам устроил двои ворота: одни с южной стороны вала, широкие, с дубовыми створами, которые завалил землей, другие тайные, на север, у самого Коровьего ввоза; а где должно было проходить воинство княжеское, поставил ка­раулы.

И вот Мстислав подошел со своим войском под Ибрагимов городок. Он не хотел проливать напрас­но людскую кровь, а желал лишь только покорно­сти мордвы и приобретения земель их. Мстислав вступил с правителем в переговоры, предлагая ему удалиться с Дятловых гор и признать над племе­нами мордовскими владычество князя Суздаль­ского.

Абрам отвечал, что, так как он не прирожденный владыка народа мордовского, а только выбранный правитель, то и не может принять на себя ника­ких условий без согласия всего народа, почему просил дать ему четыре года для сношений со все­ми племенами мордовскими.

Князь Мстислав дал ему срок для объявления окончательного ответа, но вместо четырех лет — четыре дня.

Хитрый старик сумел воспользоваться и этим временем: через тайные ворота своего укрепления он немедленно послал гонцов в ближайшие мор­довские сельбища, требуя скорейшей помощи.

В две следующие затем ночи вошло в укрепле­ние, через те же тайные ворота, более пяти тысяч человек мордвы, и прежде истечения срока, дан­ного Мстиславом для ответа, Абрам велел от­крыть южные ворота и внезапно ударить на вой­ска великокняжеские.

Но и эта отчаянная решимость не принесла мордве никакой пользы: Абрам пал в битве вме­сте со всеми своими соподвижниками...

Мстислав здесь оставил тысячу человек конных ратников и приказал им жить около Абрамова го­родища, а отнюдь не в самом городке...

Между тем мордва, узнав о погибели Абрама и его сподвижников, взволновалась и замыслила мщение: суздальцы, поселившиеся у Абрамова городища, были обречены ею на смерть; шесть ты­сяч человек мордвы двинулись на них...

Но суздальцы, жившие у Абрамова городка уже около года, имели также и друзей между бли­жайшей мордвы, и эти друзья уведомили суздальцев о предстоящей опасности.

Воины княжеские, видя, что одна отчаянная храбрость может спасти их от гибели, решили пре­дупредить мордву, сели на коней и бросились на­встречу неприятелю, вшестеро сильнейшему.

Верстах в десяти от Нижнего, на нынешнем Ар­замасском тракте, около того места, где теперь сто­ит деревня Новая, они, встретя пешую мордву, ударили по ней, пробились через сметенные массы неприятеля без потери и поскакали Березопольем к Боголюбову*

Мордва преследовала их далеко, но, будучи пло­хо вооруженной и без коней, ничего не могла поде­лать с суздальцами. Так и не удалось догнать рат­ников Мстислава, оставивших Ибрагимов городок.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Почему татары Нижний не взяли

Старики сказывали, что в очень давнюю пору, когда татары на Руси бесчинствовали, дошел до их князя слух про Новгород Нижний.

И вот повелел этот князь войскам своим нече­стивым пойти на Нижний, захватить да разгро­мить богатый город.

Направили татары коней своих быстроногих вдоль Волги-реки и — долго ли, коротко ли — до Нижнего доскакали. Выслал князь вперед дозор­ных своих и ждет...

В те поры, видишь ли, весна была, и случилось так, что первыми заметили ворога нижегородские бабы: они на Волге белье полоскали.

Почуяв недоброе, похватали бабы коромысла свои — да на татар!.. А те уж к стенам кремлев­ским подбираются. Напали бабы на татар и давай их дубасить!..

Испужались супостаты и к князю с донесением.

Выслушал князь татарский дозорных и молвил:

— Ежели уж бабы здесь такие, то каковы же мужики нижегородские?..

Сказал и повернул войско свое нечестивое об­ратно. Не пошли татары на Нижний. Побоялись.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Спасение Нижнего Новгорода пленными литовцами.

В 1505 году Махмет-Аминь, данник Иоанна III, вздумал попытаться возвратить себе и царству своему полную независимость. Начал он с того, что 24 июня на Арском поле в Казани во время про­исходившей там ярмарки ограбил и перерезал рус­ских купцов, а потом совместно со своим шурином мурзой Ногайским с подготовленными войсками двинулся на Нижний.

Иоанн, узнав об измене царя казанского, послал против него сто тысяч ратников; но воеводы, пред­водительствовавшие ими, довели войска только до Мурома и почему-то задержались здесь.

Между тем Махмет-Аминь, опустошив земли нижегородские, 4 сентября пришел под Нижний Новгород с сорока тысячами татар и двадцатью тысячами ногайцев.

В то время воеводой в Нижнем Новгороде был прославившийся впоследствии Хабар Симский, молодой и отважный, а вместе с тем благоразум­ный и вполне знавший военную науку начальник. Он мог смело встретить всякого рода опасность и решительно встать против любого врага лицом к лицу.

Имея пушки и порох, которые с пользой можно бы употребить против осаждающих, Хабар Сим­ский не располагал людьми, умевшими управлять артиллерией.

К тому же у нижегородского воеводы не было в городе и столько сил, способных к ратному делу, чтобы как-то отразить полчища Махмет-Аминя. Получить подкрепление извне он своевременно не мог: о войске, посланном Иоанном, не было слуху, и Хабар Симский терял уже надежду спасти Ниж­ний.

И вот, сосредоточив под Нижним все свое вой­ско, Махмет-Аминь назначил день решительного нападения на город.

Этот день был 7 сентября.


В это время кому-то из русских пришло на мысль, что в городских темницах сидят плененные пять лет назад «огненные стрельцы литовские, гла­големые жолныряне». Хабар Симский решил ис­пользовать этих искусных стрелков, тем более что литовские пушки, взятые когда-то вместе с плен­ными, были целы.

Пленным литовцам была обещана полная свобо­да, если они отстоят город.

Те согласились. И тогда были вытащены их пуш­ки на вновь построенные стены каменной Тверской башни*. Литовцы сделали наводку на неприятель­ский стан, который располагался на возвышенно­сти противоположного берега речки Почайны, и стали ожидать нужного момента для начала своих действий.

В это самое время Махмет-Аминь и шурин его, стоя на возвышенности, отдавали последние рас­поряжения перед приступом.

Стараясь вдохнуть в свои войска мужество, они обещали и татарам, и ногайцам богатую добычу в городе...

И еще час, два — и Нижний испытал бы то же, что изведано им было в 1377, 1379, 1408 и 1445 го­дах.

Но раздался первый пушечный выстрел, направ­ленный в стан Махмет-Аминя искусным пушкарем Федей Литвичем.

От этого выстрела, пораженный ядром в грудь, упал мертвым мирза Ногайский. И тотчас ужас объял готовившихся к осаде города воинов, осо­бенно ногайцев, только что так неожиданно поте­рявших своего вождя.

По словам летописца, они «возмутились аки птичьи стада».

Теперь ногайцы уже не хотели идти на приступ и биться с русскими. Казанцы стали принуждать их, и между ними вспыхнула и закипела взаимная резня.

Между тем Федя Литвич и его товарищи выст­рел за выстрелом метали в толпу беснующихся та­тар и ногайцев раскаленные ядра.

Растерялся Махмет-Аминь и вместо приказа о штурме Нижнего вынужден был распорядиться отступить от города.

Опасность миновала: народ был избавлен от ме­ча и плена, а город — от огня и разорения.

Хабар Симский со свойственным ему великоду­шием и щедростью выполнил свое обещание и не только вернул литовцам свободу, но богато одарил их. Некоторые из них ушли к себе на родину, а другие добровольно остались в Нижнем Новго­роде навсегда. Они поселились тогда на берегу Волги...

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Нижегородское ополчение

В ту трудную для Руси пору, когда на землях предков наших, сея смуту, бесчинствовали шайки приверженцев Лжедмитрия, а в столице белока­менной восседали поляки, пришли в Нижний гра­моты от москвичей. «Гибнет Москва, — писалось в тех посланиях, — а Москва есть основание Рос­сии; не забудьте, что пока крепок корень, то и дре­во крепко; не будет корня, на чем оно будет дер­жаться?..»

Эти пламенные слова произвели сильное влия­ние на умы нижегородцев. И вот собрались посад­ские и другие власти у воеводы, чтобы совет держать. Был тут и говядарь Кузьма Захарович Минин-Сухорук, занимавший тогда в Нижнем должность городского старосты.

А на другой день, хотя и был он будний, на соборной колокольне зазвонил большой колокол. Все подумали, что сзывает он по поводу каких-либо печальных известий, так часто приходивших из Москвы.

В то время как народ заполнил площади и хра­мы, из Спасского собора вышел Минин. Он спу­стился на Нижний посад, на постоянно запружен­ную торговым людом площадь, которая была «у Николы на торгу», и с паперти этой церкви об­ратился к народу, прося его нести все на алтарь отечества:

— Буди нам похотети помощи Московскому государству, ино нам не пожалети животов наших... Да не токмо достатков своих, и дворы свои про-давати, и жены, и детей закладывати, и бити че­лом, чтобы кто вступился за истинную веру и был у нас начальником. Дело великое! Мы сотворим его...

Минин не довольствовался теми словами крас­ными. Он принес на площадь все свое богатство, деньги, украшения жены и даже золотые и сере­бряные оклады с образов.

После этого воззвания и взноса Нижний посад города особенно оживился. Каждый день с ранне­го утра по нему ходил народ и открыто выражал свою заветную думу. Нижегородцы последовали примеру своего земляка, и все—богатые и бедные, старые и молодые — несли в жертву отечества кто что мог. Постоянно появлялся здесь как свой чело­век Кузьма Захарович Минин. Он разговаривал с людьми, а на вопросы: «Что делать?» — отвечал одно: «Ополчаться!»

Когда же его стали спрашивать, где взять сред­ства на ополчение, он с паперти церкви восклик­нул:

— Я не очень богатый человек с товарищами своими, всех нас 2500 человек, и денег у нас в сбо­ре 1700 рублей; брали третью деньгу; у меня было триста рублей, и я сто рублей в сборные деньги принес, то же и вы сделайте...

— Быть так, — ответила толпа, и тут же начал­ся сбор.

Когда стали решать о том, кто возглавит ниже­городских ополченцев, то и Минин, и народ оста­новились на имени доблестного военачальника По­жарского, который в то время, после ранения под Москвой, жил в своем имении за Балахной.

И вот тут одни говорят, что Пожарский, мол, охотно принял предложение, а другие оспаривают и убеждают, что он заставил просить «многажды» и согласился только при условии, чтобы ему вы­брали человека, который был бы с ним «у великого дела и выдавал бы казну на жалованье ратным людям». Но не в этом главное! Сообщают, что По­жарский сам указал на Минина, которому «такое дело за обычай».

Выборные вернулись от Пожарского и сообщи­ли о его согласии возглавить ополчение и желании иметь вместе с собой «у великого дела» Минина. Тот согласился, но под непременным условием, чтобы нижегородцы обязались вполне им с Пожарским повиноваться и давать деньги.

— Если денег не будет, — сказал Минин, — то вы должны дать нам право силою отбирать не только животы, но и жен и детей в кабалу отда­вать, чтобы ратным людям скудости не было...

Проникнутые великой идеей спасения отечества, нижегородцы согласились на все и составили в этом смысле договор, который и был отослан Пожар­скому. После этого Минин круто повел дело сбора «трети деньги». Еще Пожарский был у себя в Юрине, а ополчение в Нижнем начало готовиться к по­ходу. И город снова, как и раньше, сделался сбор­ным пунктом для войск. Теперь сюда пришли смо­ляне, вязьмичи, дорогобужане. Ну а когда прибыл сам Пожарский в Нижний Новгород, то к нему присоединились князь Черкасский, Лопата-Пожар­ский, Левашев да и другие.

В феврале 1612 года ополчение, провожаемое не­сметным числом народа, двинулось из Нижего­родского кремля через Ивановские ворота, по Нижнему посаду, направляясь к Балахне...

Далее путь войска Минина и Пожарского ле­жал через многие попутные города и селения — на Кострому и на Ярославль. По каким-то причи­нам ополченцы пробыли в Ярославле довольно долго, и только в августе они подошли к Сергиев­ской лавре, а через шесть дней — к Москве.

Силой народной поляки были изгнаны из Моск­вы, а потом и со всей земли русской. И здесь Ниж­нему Новгороду, как ни одному из городов России, выпала великая роль спасения отечества от неми­нуемой гибели.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Царская невеста

Русский царь Михаил Федорович, когда ему ис­полнилось двадцать лет, по благословению родите­лей своих вознамерился вступить в брак и выбрал себе в невесты Марью Ивановну Хлопову.

Из дома отца своего, небогатого нижегородского дворянина, Марья Ивановна была переведена во дворец, наверх, в особые комнаты, и получила но­вое имя Анастасия, данное ей едва ли не в воспо­минание добродетельной супруги Иоанна IV, по которой Романовы получили права на престол.

Отец будущей царицы Иван и дядя Гаврило Хлоповы, мать и бабка (по фамилии Желубятинская) были приняты ко двору и осыпаны царскими милостями.

И вот стали готовиться к свадьбе; царь в сопутствии будущего тестя и брата его Гаврилы съез­дил к Троице в лавру помолиться. Оставалось несколько дней до брака, как вдруг Марья Ива­новна занемогла, у ней появились припадки рвоты.

Начались исследования, объяснения причин и свойств болезни, и наконец царю донесли, что болезнь его невесты опасна, что от Марьи Ива­новны нельзя ожидать детей. Назначили собор и, по его приговору, несчастную Хлопову лишили титула царицы и отослали на житье в Тобольск; также изгнаны были из столицы и все ее род­ные.

Болезнью и заточением своим Марья Ивановна была обязана злости Михаила Солтыкова, с кото­рым поссорился дядя ее Гаврила Хлопов. Солтыков, чтобы отомстить Хлопову, посредством матери своей опоил Марью Ивановну каким-то вредным зельем, а потом употребил все меры к расторжению предстоящего брака ее с царем.

До 1619 года Марья Ивановна жила в Тоболь­ске; потом по указу царскому в августе того же го­да ее с бабкой и дядьями, Иваном и Александром Желубятинскими, перевели в Верхотурье. Нако­нец в 1621 году, по ходатайству патриарха, ее вместе с родственниками царь повелел перевести в Нижний Новгород.

Во время этого последнего переезда ей назначе­но было приличное содержание и особый пристав для сопровождения. Петр Петрович Головин, вое­вода нижегородский, поместил ее в старом доме Ми­нина— дом этот после смерти незабвенного Козь­мы принадлежал уже казне.

В 1623 году царю исполнилось 27 лет, а он еще не был женат Необходимость иметь наследника понуждала его к вступлению в брак; но он не за­был несчастной Марьи Ивановны, патриарх также желал видеть ее своей невесткой, почему о болезни ее царь повелел произвести новое исследование.

Дядя Михаила Федоровича, Иван Никитич Ро­манов, и Федор Иванович Шереметев, князь Чер­касский, также родственники царские, при посред­стве патриарха произвели следствие, к которому были вызваны из Нижнего Иван и Гаврило Хлоповы, и открыли истину.

Солтыковых, Бориса и Михаила, лишив имения, сослали в Галич и Вологду, мать их, старицу Евникию, заточили в монастырь в Суздале. Шере­метев, архимандрит Симоновского монастыря Иосиф и отец Марьи Ивановны были посланы в Нижний Новгород. Там узнали они от родных и духовника опальной невесты, предтеченского священника Димитрия, что она совершенно здоро­ва и может быть супругой царя. С этой радостной вестью Шереметев отправил к Михаилу Федоро­вичу и патриарху архимандрита Иосифа.

Никто не сомневался, что Марья Ивановна, по­кинув заточение, явится в царских чертогах; но судьба решила иначе: несчастной жертве злобы и зависти не суждено было носить венцов брач­ного и царского.

В начале 1623 года Шереметев получил повеле­ние возвратиться в Москву. Десять месяцев была еще Марья Ивановна в неизвестности о своей участи. В сентябре следующего года объяснилось все: Михаил Федорович сочетался браком с дочерью князя Владимира Тимофеевича Долгоруко­ва. Марьей Владимировной; она вскоре после за­мужества захворала и скончалась 6 января 1625 года. Но участь Хлоповой не переменилась от того: Долгорукова изгладила из памяти царя пер­вую его невесту. Марья Ивановна скончалась в одиночестве.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Благовещенская слобода

Свое название слобода получила по имени Бла­говещенского монастыря, возникшего во времена основания Нижнего Новгорода, в полугоре пра­вого берега Оки, недалеко от места ее впадения в Волгу. Прежде Благовещенская слобода при­надлежала монастырю, но около 1700 года была взята в казну.

В 1711 году Петр 1 пожаловал ее Меншикову, а с падением Меншикова она опять сделалась го­сударственной собственностью. Императрица Ели­завета Петровна подарила ее затем генералу Рославлеву. Екатерина II, вследствие возникших жалоб на Рославлева со стороны крестьян, купила Благовещенскую слободу на себя, причем жителям слободы повелела именоваться крестьянами «ее императорского величества», доставлять подати в ее собственные руки, что и производилось до конца ее жизни. В царствование Павла I кресть­яне Благовещенской слободы получили дозволение записываться в купеческие гильдии или мещанское сословие.

Слобода состояла из нескольких улиц и пере­улков, расположенных на горе и под горой, в поло­вине которой как раз и стоит монастырь. Главная улица, или набережная реки Оки, протяжением бо­лее версты, в то время ежегодно затоплялась весенним половодьем. В слободе отдельно от мона­стыря имеется церковь Иоанна Предтечи, постро­енная, как говорят, на месте казни разбойника Су­лейки. В XV столетии шайки этого разбойника обитали в лесистых ущельях гор вдоль реки Оки, в местности, называемой «Слуда». Разбойники грабили проходящие по Оке караваны, а иногда делали набеги на жителей Благовещенской слобо­ды. После казни Сулейки грабежи прекратились, и в ознаменование этого события была выстроена часовня, которая потом была обращена в церковь. В 1725 году она была заменена каменной.

Много невзгод выпало на долю Благовещенской слободы. Где-то около половины XV века на сло­боду обрушился оползень. Им было засыпано 150 дворов слободы вместе с людьми и скотом. В 1867 году последовал еще один оползень. Теперь он произошел над соляными амбарами.

А за сто пятьдесят лет до этого Благовещен­ская слобода была почти полностью истреблена пожаром. Такое же несчастье постигло ее и в 1812 году. Потом она горела еще несколько раз частями. Предание говорит, что ранее здесь находился дом Минина — до начала его государственной деятель­ности.

И здесь же жила Марья Ивановна Хлопова, невеста царя Михаила Федоровича.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Лыкова дамба

Рассказывают, что лет триста с лишним тому назад, еще во времена царя Михаила Федоровича, нижегородскому боярину Лыкову-Оболенскому бы­ло приказано наладить ремонт обветшалых ук­реплений вокруг посадских построек.

Стал он ставить новые стены от Никольской церкви к Почайне, дошел до речки, и пришлось ему через нее мост на высоких клетках делать.

Построил этот боярин высокий мост, и стали его звать Лыковым. А через сколько-то лет, когда клетки подгнили, что ли, или по какой-то другой причине, на месте моста сделали насыпь, а речку по трубам под ней пустили. С той поры насыпь Лыковой дамбой называть стали.

Другие люди утверждают, что Лыкова дамба получила свое название в честь ее строителя. Буд­то бы строил эту дамбу инженер по фамилии Ли­ков. Вот, мол, от него и пошло название, только сначала говорили «Ликова дамба», а позднее из Ликовой она стала Лыковой. Слово «лыко» боль­ше знакомо простому народу, чем слово «лик», которое, как известно, церковно-книжным является.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Зеленский съезд

Каждому нижегородцу очень хорошо знакомо название поднимающегося от Волги по руслу ког­да-то бывшей речки Почайны Зеленского съезда. Но не все, вероятно, знают, что происхождение этого названия вовсе не связано ни с крутыми и зелеными откосами, которые спускаются от стен седого кремля, ни с зеленью деревьев, располо­женных вдоль тротуара и трамвайных путей, под­нимающихся по съезду.

Название свое Зеленский съезд получил от сло­ва «зелейный» или, иначе говоря, пороховой. В бы­лые времена порох хранился не только в Порохо­вой, или Спасской, башне кремля, но и в Возне­сенской, Никольской, Коромысловой, Тайницкой, а также в погребах по косогору от кремля до Почайны.

Как говорится в предании, на Зеленском съезде даже в начале прошлого столетия были еще поро­ховые, то есть зелейные, погреба.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

kanavino.jpgПроисхождения названия Канавино

По-разному объясняют в народе слово «Канавино». Говорят, что, мол, на левом берегу Оки, на­против Нижнего Новгорода, в былое время было очень много вымоин, рытвин и «канав». Вот поэто­му якобы Канавино, когда оно стало, еще в стари­ну, небольшим селением, и начали так именовать.

Другие сообщают, что у левого берега Оки из­давна было удобное место для остановки разных судов, которые прибывали и с Оки и с Волги. Тут они вставали по разным причинам: и для перегрузки с больших судов на малые, и наоборот, и для того, чтобы пополнить свои запасы продо­вольствия, необходимого для дальнейшего плава­ния, и нередко для простого обмена товарами.

Во времена татарского владычества такая мено­вая торговля производилась под контролем вла­стей, а за обмен обязательно брали пошлину. Мо­жет быть, люди, бравшие пошлину, жили за Окой. Ну а пошлины брали тогда не деньгами, а «куна­ми». Вот от этих «кун» и место, где брали пошли­ну, стали именовать «кунавиной слободой».

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Озеро Светлояр

В 100 километрах севернее Нижнего Новгорода, в Воскресенском районе, лежит озеро Светлояр. Известно оно во всей России. Озеро имеет идеально круглую форму. Вода в большой концентрации содержит серебро, оттого может долго стоять и не портиться. Ученые до сих пор не разгадали тайну происхождения озера, однако в народе широко распространена легенда о старинном граде Китеже, который был осажден войском Орды. Согласно этому преданию, люди взмолились Богородице, и Царица Небесная явилась и накрыла город платком. Так появилось озеро.
 

— Старики говорили, что если заплыть на середину озера, нырнуть и замереть, то можно услышать звон китежских колоколов. Многим моим друзьям это удавалось, хотя я отношусь скептически к этому поверью. Но то, что озеро наше необычное, — это совершенно точно! У меня есть ощущение, что оно — живое. Я с детства общалась с ним, как с живым человеком, даже не с человеком, а с кем-то, кто намного сильнее, больше и мудрее человека. Очень жаль, что на озеро устроили такое безумное паломничество. Погубят его.
Александра Фролова, жительница с. Владимирское
 
4-722.jpg
Озеро Светлояр


В последние годы интерес к озеру значительно вырос. Во время купального сезона Светлояр по количеству отдыхающих может дать фору любому черноморскому курорту. Чтобы подойти к воде, приходится буквально протискиваться через толпу, а припарковать машину в иные дни можно только за несколько километров от берега.
 

— У нас несколько лет назад поселился в селе профессор из Москвы. Пожилой одинокий человек, который посвятил весь остаток жизни озеру. Он сказал, что озеру осталось недолго, что люди своим излишним вниманием погубят его. А еще он как-то рассказывал, что в лесах есть точная копия нашего озера. Говорил, что переберется со временем туда. Потом он пропал. Наверное, ушел к тому второму озеру. Леса у нас действительно очень серьезные. Там что хочешь затеряется, но как может затеряться озеро? Почему до сих пор с вертолетов его не открыли? Но и не верить профессору тоже нет причин. Он очень образованный.
Татьяна Саванина, жительница с. Владимирское
Отредактировал Blue Eyes
1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Каменный лес

На самой окраине Нижнего Новгорода, рядом с Сормовским кладбищем, есть поле, утыканное сваями. В этом своеобразном бетонном лесу растут грибы и бегают мальчишки из близлежащих домов. Иногда здесь можно увидеть компанию с вином и шашлыками. Откуда взялся этот лес и зачем, большинство местных жителей сказать не может. Вид бетонных свай на многих наводит уныние. Но среди старожилов все же есть те, кто помнит, как эти сваи здесь появились.
 

— Тут годах в семидесятых или в начале восьмидесятых начали строить больницу, чуть ли не главную в городе. Навбивали свай, завезли стройматериалы, бытовки поставили. И вот приехала какая-то комиссия больших начальников из горисполкома, ходили тут, смотрели, обсуждали. И только тут им в голову пришло, что окна больницы будут выходить на кладбище. Больница планировалась высокая, этажей десять, если не больше. И вот они представили, что из окна люди будут видеть кладбище до самого горизонта. Каково будет с таким пейзажем за жизнь бороться людям? Материалы все вывезли, заборы разобрали, а сваи нам на память оставили, потому что вытаскивать их обойдется дороже, чем они сами стоят.
Иван Мальцев, житель Сормово


Рядом с бетонным «лесом» располагается Новосормовское кладбище, которое считается одним из самых больших по территории кладбищ в Европе. Его площадь — порядка 250 гектаров.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Теплые острова

На Волге, у села Безводного, есть три больших острова. В народе их прозвали Теплыми. Еще до революции в селе рассказывали, что эти острова, заросшие ивняком и дубами, служили защитой для людей, плывших рекой на плотах или баржах. Причалив в непогоду или сильный ветер к островам, они могли переждать бурю, набрать валежника, погреться у костра, сварить на нем похлебки или каши.
 

Bezvodnoe-Volga-1414.jpg
Острова у села Безводное

 

— Сидят они тут, как в натопленной избе, горячий, как из печки, ужин едят и про теплый дом вспоминают… Отсюда, видно, и пошло такое название островов. В Безводном давно живет молва о том, что укрывали Теплые острова не только безвестных волгарей-бурлаков, но и самого Степана Тимофеевича Разина с его удалыми казаками. Говорят, что особенно почитали разинцы Нижний остров. У него больше всего на ночлег останавливались. Причалят, бывало, свои челны расписные за крайние деревья, а сами — на берег — поразмяться да кусты-дровишки пособирать. Натаскают дров и ну кашу варить.
1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вадская воклина

А вот жители села Вад, расположенного в 100 километрах южнее Нижнего Новгорода, к местному озеру, названному Мордовским, нежных чувств отнюдь не питают. Даже в самую жару на озере не увидишь ни одного купальщика. Это не удивительно, вода в озере остается очень холодной даже в самый разгар лета. Но не только холод отталкивает людей от этого места.

Вокруг озера ходит множество слухов и легенд. Посреди озера есть бездонная пропасть, карстовая воронка-промоина на дне водоема, называемая воклиной. Говорят, что в этой дыре кануло немало искателей приключений. Воклина с незапамятных времен наводит на местных жителей страх. Даже местный универмаг назван именем этой таинственной пещеры. Некоторые поговаривают даже, что в воклине живет страшное чудовище, типа лох-несского. И хотя местные жители держатся от озера подальше, к нему как магнитом тянет любителей дайвинга со всей Нижегородской области. На берегу озера для любителей подводных загадок даже построили гостиницу, в которой нет отбоя от постояльцев.

 
149925_900.jpg
Воклина

 

— Я сам погружался в нее и чудовищ там не видел. То, что там пропадали люди, — это вполне объяснимо, там большое течение. В Воклину нельзя погружаться без веревки, конец которой крепко закреплен на лодке. Воклина — это устье подземной реки. Мордовское — большое озеро, в него впадает река Вадок и еще кое-какие ручейки, а из него никаких рек не выходит. Но куда-то вода должна деваться? Вот она и уходит через эту Воклину в подземную реку. Жутко интересно было бы узнать, куда эта река впадает, но для этого, наверное, потребовался бы батискаф.
Валерий Воронцов, инструктор по дайвингу


В этих местах подземный мир вообще очень богат тайнами. Всего в 40 километрах от озера Мордовского расположен Пустынский заказник. Это уникальный комплекс из пяти карстовых озер, соединенных между собой подводными протоками. Где заканчивается подводная река, начинающаяся Воклиной, никому не известно.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Бабья гора

На реке Ветлуге недалеко от села Троицкого Воскресенского района стоит высокий утес — Бабья гора. Названа она так в честь атаманши Степаниды, которая промышляла в тех местах разбоями и грабежом. В какие времена жила атаманша, точно не известно, однако утверждают, что погибла она, бросившись в реку с крутого утеса. По одной из версий, Степанида была окружена царским войском и не хотела сдаваться живой, по другой — против нее взбунтовалась собственная банда. Как бы там ни было, утес получил название именно в ее честь. Под ним, согласно легенде, покоятся все сокровища Степаниды.

1 пользователю понравился пост

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

     Загадочное озеро Нестиар                              

f65c0c4e8bd0.jpg

Красивую легенду про девушку Настеньку, которая якобы подарила водоему свое имя. Во время штурма одного из русских городков татарами она была изуродована стрелами и раскаленной смолой. И пошла она в Керженские леса — к озерам Яру Светлому и Яру Темному. Вернули озера девушке былую красоту. Возрадовались люди чуду и Темный Яр прозвали Настиным. После “Настин Яр” переделали по “Нестиар”.
Сказки-сказками, однако бытует здесь, в Нестиарах, иная легенда. Фантазия писателя здесь не при чем, живет легенда несколько веков.

 

Сюда прилетела… церковь.
Однажды городке Васильсурске срубили храм, а в него поместили чудотворную икону Варлаама Хутынского. Пришли наутро освящать — а храма и нету! Нашлись очевидцы, которые видели, что храм поднялся в воздух, повисел на Волгой — и стал медленно планировать на Север — над лесами, над болотами…

К тому времени у озера Нестиар уже жили люди. Представляете: утром выбираются нестиарцы из своих черных неказистых изб — а пред ними красивый храм! По преданию их озеро было названо так в честь старца Нестора, жившего когда-то здесь в уединении и убитого монголами. Во всяком случае про Настеньку я узнал уже после того как покинул Нестиары, здесь сказки этой не знают. А вот в Нестора и в особенности в летающий храм в Нестиарах верят вполне.
Легенда говорит, что он “невидимо стоял на озером”, а после приземлился на высоком берегу. Все местные убеждены, что так оно и было. Если учитывать, что Васильсурск основан отцом Ивана Грозного в начале XVI века, можно предположить, что случилось это около пятисот лет назад.

 

И еще одна легенда

Говорят, во времена старца Нестора здесь был монастырь. Когда татары подступили к нему, он ушел в воду, дабы не сдаться на поругание. Татры видели, как монастырь под землю ушел, а образовавшуюся бездну стала медленно заполнять вода. Легенда, очень похожая на сказание о Китеже. Впрочем озеро Светлояр, то самое, где невидимый град Китеж однажды канул в вечность, всего-то в полусотне верст от Нестиара. Можно сказать эти озера — братья. И по судьбе, и по географии, они ведь одной водной системе принадлежат. Прилет церкви на Нестиар — не напрасная случайность, а особое благословение не сдавшемуся монастырю.
В подводный монастырь с праведниками, которые живут в воде, молятся, поют псалмы и идут крестными ходами, здесь верят абсолютно — уже хотя бы потому что многие хотя бы раз в жизни слышали колокольный звон, доносящийся из недр озера. Есть научное объяснение явлению: звон по руслам рек и по низинам доносится со стороны Макарьевского Желтоводского монастыря, за 40 километров. Такое свойство необыкновенное имеет звук, ведь даже колокольный звон — всего лишь волны. Но как объяснить такой факт: звонили таинственные “подводные” колокола и во времена, когда Макарьевский монастырь был закрыт и разорен. Мне лично кажется, суть не в том, откуда звон. Важно, что люди верят. Как все-таки прекрасно жить у озера, в голубизне которого обитают праведники!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Куйбышевская водокачка

Заброшенная водонапорная станция, находящаяся внизу склона близ площади Лядова. Она была построена в 1880 году и просуществовавшая больше века — до 1988 года, после чего прекратила свое существование. Кстати, ее еще частенько путают с Рамадановским вокзалом, который на самом деле находится ближе к метромосту.

img_0281.jpg

За то время, что это здание простояло заброшенным, оно также успело обрасти огромным количеством легенд, причем некоторые из них имеют под собой определенные основания. К примеру, действительно доподлинно известно, что это место периодически посещали язычники члены различных деструктивных сект для проведения своих ритуалов. Периодически здесь даже можно найти таинственные символы оккультной тематики.

img_0301_%281%29.jpg

Атмосферности этому месту добавляет и огромное количество тематических граффити, оставленных здесь уличными художниками.

Пожалуй, самой страшной легендой о Куйбышевской водокачке является история о крупной секте сатанистов, которая орудовала в Нижнем Новгороде в 90-х годах. По рассказам некоторых людей, именно на этом месте они больше двух лет убивали бездомных, чьи тела сбрасывали в огромный резервуар для воды, а их обувь складывали в отдельное место. Спустя два года бесчинств извергов удалось задержать, но к тому моменту число их жертв уже перевалило за три десятка.

img_0312.jpg

Сейчас старинное здание уже почти полностью пришло в упадок. Недавно здесь обрушилась крыша главного зала, частично завалив весьма живописные подвалы, в которые раньше можно было пробраться.

img_0286.jpg

Отредактировал Blue Eyes

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Канавинская легенда

Вот одна из городских легенд, помещенная на страницы «Нижегородских губернских ведомостей» в 1885 году автором, который по каким-то причинам пожелал остаться неизвестным и подписался «Инкогнито». Действие, по словам автора, разворачивалось в XV или  XVI столетии, «по ту сторону реки Оки, в местности, именуемой Кунавином, а в последнее время получившей официальное название Макарьевской части, у самого перевоза, на постоялом дворе».

 

84_big.jpg

 

Кума 

Хозяйкой постоялого двора была красивая молодая вдова, которая очень радушно принимала всех своих гостей. За это завсегдатаи и прозвали ее кумой. «Благодаря услужливости этой ловкой вдовушки, сумевшей расположить к себе всех проезжих, всякий, кому лежал путь мимо окского перевоза, считал за удовольствие навестить этот постоялый двор, выпить зелена-вина и побалагурить с веселой, шаловливой бабенкой». Слава о радушной куме скоро распространилась по всему Нижнему Новгороду, и к ней стали приезжать не только мимоходом-проездом, но и специально. «Только, бывало, отчалят гуляки в лодке от берега, как уже радушная хозяйка постоялого двора ждет их на другом берегу. Завидят они издали ее красивое, приветливое, улыбающееся лицо, и кричат ей из лодки: «Кума! Вина!».

С каждым днем к куме приезжало все больше и больше народу - без различия чинов и возрастов. «Много жен с мужьями поссорилось из-за нее, много кос и бород потеряло густоту по ее милости» - а все потому, что кума была не только радушной хозяйкой и красавицей, но и чародейкой. Своими наговорами и приворотами приворожила она к себе многих честных и степенных мужчин.

 

EK1l0exws5s.jpg

 

Однажды приехал к куме и сам нижегородский князь (по другой версии легенды - воевода). Та его околдовала – «ее водка показалась ему слаще романеи из его погребов, а ее поцелуи – слаще поцелуев жены». (Романеей в допетровской Руси называлось вино высшего качества, привезенное из-за границы.) Князь стал постоянно ездить к куме. Об этом вскоре узнала его жена и «стала попрекать мужа, заливаясь слезами горючими». Но тот не обратил внимания на ее упреки, и продолжил ездить на постоялый двор за Оку. Вскоре сын князя заметил, что «между родителями будто черная кошка пробежала» и решил узнать, что произошло. Мать долго не хотела рассказывать ему правду, но в итоге все-таки открылась, что отец его «променял ее на бабу гулевую, которая приворожила его травами приворотными, и заставила дневать и ночевать у себя». Молодой княжич решил во что бы то ни стало «спровадить со света белого змею подколодную, разлучницу лихую». Он собрал своих верных слуг, вооружился кинжалом и глубокой ночью отправился за Оку. Но куму было не так просто застать врасплох – она «по милости приятелей своих» уже знала о том, что княжич решил ее убить.

 

Покушение и тройное убийство 

Хитрая кума как ни в чем не бывало легла в свою постель и притворилась спящей. Слуги княжича без труда выломали дверь в ее комнату, и княжич уже приготовился заколоть разлучницу кинжалом, как вдруг ему пришла мысль посмотреть, кто же все-таки та, на кого дерзнул его отец променять свою жену. «Глянул княжич на куму и остолбенел от удивления: этакой красавицы он во всю свою жизнь не видывал: лежит перед ним, разметалась вся, длинные косы по подушке раскинулись, дышит горячо так, лицо горит ярким румянцем, губы слегка улыбаются, будто она про себя посмеивается над безумной затеей княжича». Отскочил княжич от кровати, выронил кинжал, стал оглядываться на слуг - а те тоже рты открыли от такой красоты неописуемой. И тут один слуга сказал княжичу: «Не даром князь-батюшка, родитель твой горемычный, полюбил водку этой бабенки! Не худо бы и тебе перед смертью кумы попробовать – сладко ли ее угощение». Княжич послушался совета слуги и остался у кумы на ночь, выпроводив слуг восвояси... С той поры и княжич стал часто ездить за Оку на постоялый двор (надо учесть, что у него на то время была невеста, и он ожидал скорой свадьбы).

Княгиня, узнав, что и сын ее не устоял перед чарами кумы, решила сама извести ее. Она нашла чародея, который был искуснее кумы в колдовстве – «одного столетнего старика, жившего где-то на берегу р. Кудьмы». Старик-колдун дал княгине «лихого зелья», и она, переодевшись черницей (монахиней), пришла на постоялый двор к куме. Там, за ужином, она вылила зелье в питье куме. «Только что проглотила кума отраву, как почувствовала, что приходит ей конец, и тут сразу узнала она княгиню». В эту самую минуту на постоялый двор пришел сам князь. Княгиня, увидев его, хотела убежать, но кума опередила ее и объявила князю, что это не черница, а его жена, и что она «извела ее (куму) зельем лихим». Князь взбесился «как зверь дикий» и начал душить свою жену. Тут вошел молодой княжич. Он вступился за мать, но князь, в порыве ярости, зарубил их обоих своим мечом. За время схватки умерла и кума. Князь велел бросить все трупы в Оку, но трупы не утонули – над ними загорелись огни - над княгиней и княжичем светлые, «отливающие радугой», а над кумой «темно-красное кровавое пламя». Князь, увидев такое чудо, испугался, вскочил на коня и поехал по берегу Оки, «следя, что будет далее с трупами». Канавинская легенда на этом не заканчивается – далее следует не менее увлекательное продолжение, в стиле Гоголевских мистических произведений.

 

Страшная расплата 

Трупы поплыли по Оке в Волгу, но не по течению, а против. Князь еще больше испугался, хотел ускакать на коне прочь, но конь не послушался и продолжил идти по берегу. Верстах в 15 от Нижнего трупы пошли ко дну, а откуда-то раздался страшный голос, произнесший: «Женоубийца! Сыноубийца! Твой час близок! И твое тело потонет на этом месте!». «После слов этих раздались страшные голоса, вой, визг, хохот, вопли, поднялась страшная буря, загремел гром, вспенилась Волга, и князь упал без чувств с коня». Слуги нашли его через какое-то время и привезли домой.

Слухи об исчезновении княжича, княгини и кумы разошлись по Нижнему Новгороду. Дошла молва и до Москвы, до царя. Царь, желая все выяснить, послал гонца к князю, а тот прислал ответ, что «княгиня отправилась на богомолье по святым обителям и пропала без вести, а сына изломал на охоте медведь». Царь удовлетворился его ответом и забыл об этой истории.

Но сам князь еще долго мучился после совершенного им убийства – заперся у себя в доме, собрал вокруг себя чернецов и странников, служил молебны и панихиды, устраивал трапезы для духовенства и нищих, постарел и похудел от такой жизни. Выезжал он только в монастыри и на святые места – замаливать свой страшный грех.

Однажды зимой князь молился в Архангельском соборе, когда неожиданно прискакала с шумом и криками к собору толпа всадников, которые объявили, что князь указом царя лишается свободы. Всадники схватили князя, сорвали с него всю одежду, били его руками и ногами и в конце увели его за город, а затем притащили на Волгу. Там они отрубили князю голову и бросили его тело в прорубь, как раз там, где лежали на дне трупы княгини, княжича и кумы. Как только бросили князя в прорубь, над ней опять закружились яркие огни – два радужных и два красно-черных. Всадники испугались этого видения, схватили голову князя и ускакали на конях прочь. Царь же приказал насадить князеву голову на копье и возить с позором по всей Москве.

Вот такая жуткая, но увлекательная канавинская легенда.

 

Канавино раньше называли Кунавиным   

 

В этом предании интересен не только запутанный и драматичный сюжет, но и возможное объяснение происхождения названия «Канавино». Помните, люди по легенде еще издалека кричали куме: «Кума! Вина!»? От этих возгласов и произошло название местности вокруг трактира: «Кума-вина!» Видимо, слилось в «Кумавино», а затем превратилось в «Кунавино», которое, когда о легенде давно забыли, незаметно трансформировалось в «Канавино». Теперь многие нижегородцы объясняют название Канавинского района тем, что там очень неровная местность – много канав.

 

105433380.jpg

 

Профессиональные краеведы склонны считать, что название «Канавино» произошло от мордовского женского имени Кунава, ведь до того, как Нижний Новгород был основан, на его месте проживали мордовские племена. Об этом, кстати, тоже сказано в «Нижегородских губернских ведомостях», но уже в другой публикации, носящей название «Материалы для родиноведения Нижегородской губернии». Знакомство славян с низовскими землями, несомненно, началось с древнейших времен по великому волжскому водному пути. Но в XI веке они засели здесь крепко – в это время в летописях уже упоминается Городец-Радилов (ныне село балахнинского уезда). С усилением же владимирско-суздальских князей увеличилось и поступательное движение русских на восток. Сначала шли так называемые вольные люди – повольники или по новогородски – ушкуйники и торговые люди. Первые, чтобы поискать счастья в богатых землях камских болгар и поживиться на чужой счет, а вторые - для торговых целей. Но как только столкнулись два великих народа – славяне и болгары – возникли и враждебные отношения. Суздальские князья несколько раз предпринимали походы против болгар и мордвы. Последние были ближайшими соседями суздальцев, только р. Ока разделила их. Чтобы влиять на отдаленных болгар надо было смирить непокорную воинственную мордву, которая делала частые набеги на суздальские земли и в случае неудачи уходила в леса. Но сделать это можно было только укрепившись в самой ее земле. Тогда Юрий второй Всеволодович в 1221 году основал при устье Оки на дятловых горах Низовские земли (Нижний Новгород) который сделался оплотом от болгар и мордвы».   

По одной из версий Кунава была мордовской княжной. Но по ее ли имени, из-за колдуньи кумы ли, а может, и из-за неровной местности Канавино назвали Канавиным – доподлинно никому не известно.

Отредактировал Blue Eyes

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Легенды Нижегородского кремля — разбойники, жертвы и клады

Нижегородский Кремль в Нижегородской областиТайницкая башня

Одна из легенд гласит, что когда великий князь московский Иван III задумал строить каменный кремль, в нижегородских тюрьмах томились разбойники. Их атаман — Данило Волховец — был мастером на все руки: мог и клинок выковать, и колокол изготовить, и белокаменный чертог построить, и корабль отремонтировать. Год просидели разбойники в темнице, но в один из солнечных дней отворились двери, и стражники повели преступников на работы. Молодцы-удальцы камни тесали, кирпич таскали, рыли котлованы глубокие.

И так ловки в работе были разбойники, что воевода Волынец по окончании строительства решил отпустить их всех на волю. Однако работа продвигалась медленно, и Василий III нанял итальянского мастера Петруху Франческо и его помощника Джованни Татти. В Петре горожане сразу талантливого человека увидели, а его помощник в крепостном деле не разбирался и прослыл драчуном и задирой, сам на ссоры напрашивался.

Нижегородский Кремль в Нижегородской областиСлева направо: Коромыслова башня, Никольская башня

За его выкрутасы русские переделали итальянское имя — Джованни Татти — на свой лад и прозвали помощника Жеваным Татем. Ещё одно предание объясняет происхождение названия  Коромысловой башни. Однажды вражеские лазутчики попытались овладеть «каменным городом», но по пути им встретилась девушка, которая на рассвете пошла за водой на реку. Она начала защищаться коромыслом и убила десяток врагов. Лазутчики подивились смелости женщины и отступили. Другая версия этой же легенды гласит, что возведение Нижегородского кремля началось именно с Коромысловой башни, а по древнему поверью, в момент закладки первых камней нужно было принести в жертву живое существо, которое первым в этом месте появится. Мимо проходила девушка с вёдрами на коромысле.

Нижегородский Кремль в Нижегородской областиНа стене Нижегородского кремля

Эту девицу и замуровали в основание стены. Но главные секреты Нижегородского кремля сокрыты глубоко под землёй. Согласно поверью, в недрах крепости таится библиотека Ивана Грозного, привезенная из Византии Софьей Палеолог — супругой Ивана III. Клад до сих пор не обнаружен.

Схема Нижегородского кремля

Схема Нижегородского кремля в России

 

Отредактировал Blue Eyes

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ОСТРОВ РАЗИНА

Есть недалеко от Мурашкина овраг, который и доныне Островом Разина называется. Говорят, что имя это овраг вот откуда получил.

В те добрые времена, когда отряды разинцев по­вернули от Симбирска в земли нижегородские, на востоке губернии нашей из селения в селение, как птицы неуловимые, полетели знаменитые «прелест­ные грамоты» Степана Тимофеевича.

Залетели бумаги те и в Лысково. И вот зашу­мели, забунтовались люди в том торговом селе­нии. Ждут не дождутся лысковцы прихода к ним главного атамана-избавителя. А потом, когда ждать надоело, послали гонца своего в Курмыш к разинскому командиру Осипову...

Пошел тот разинский атаман на Лысково и ни­как не мог миновать мурашкинцев. А те, как и лы­сковцы, тоже ждут освободителей. Когда весть о движении разинцев дошла до Мурашкина, вы­шли встречать их жители села с крестами да хо­ругвями.

Попробовал было мурашкинский воевода Давид Племянников помешать честным людям, начал со­противляться, да не тут-то было! Разинцы вместе с народом мурашкинским одолели этого царского слугу с войском его наемным, и покатилась тут го­лова с воеводских плеч... А пищалям да ядрам, что за селением на валу находились, суждено было по­служить казакам-разинцам.

Потом столь же торжественно встречали тот от­ряд в Лыскове,

...Не прошло и месяца, как места эти преврати­лись в поле брани невиданной. По приказу царя князь Долгоруков двинул против разинцев стрель­цов, ратников да инородных наймитов своих. На Мурашкино вел войско арзамасский князь Щер­батов.

Силы восставших, что до той поры в селе сто­яли, смело вышли навстречу силам вражеским и в большом овраге у села Шпилева в битву всту­пили. И была брань та кровопролитная долгой да тяжелой. Трудно пришлось тут восставшим: кня­жеские вояки и оружия больше имели, и припасов разных понавезли — хоть отбавляй, да и числом, конечно, превышали они разинцев изрядно.

Дело кончилось тем, что дворянские сынки взяли верх над восставшими и потеснили их к Мурашкину-селу.

Прошел день, и с новой силой ринулись в бой войска щербатовские. Сражение под самое село подкатилось. И тут пустили в ход разинцы пища­ли да ядра, добытые раньше у воеводы Племянни­кова. Стали они бить с мурашкинских укреплений по царским наймитам и сынкам дворянским, да так, что жарко им пришлось. А другим крепко вложили на переправах через реку Сундовик.

Но силы были неравными...

Ворвался Щербатов со своими людьми в Мураш­кино, завладел всем селом и учинил над народом расправу жестокую. Вздыбились среди улиц висе­лицы зловещие, полилась на плахах кровь невин­ная.

В этих местах рассказывали, что осенью той страшной было казнено в Мурашкине около двух тысяч человек. Погибло бы и больше, да спасли многих дубрава и овраг глубокий. Туда, как в на­дежное укрытие, бежали разинцы и местные жите­ли. Бежали да и спрятались крепко-накрепко от царских слуг. И получился на занятой войском князя Щербатова земле вроде как остров вольных людей.

С той далекой поры и пошло название оврага того глубокого — Остров Разина.

Остров Разина. Текст на основании преданий, услышан­ных в селе Большое Мурашкино в 1968—69 годах, изложен Л. Ф. Кельдюшкиной.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

БАЛАХНА

Балахну основали братья Плесянычи, жители заштатного города Костромской губернии Плеса.

В очень давние времена жили в этом городе два брата. Плесянычи занимались судовым промыслом, плавали на своих судах в низовья Волги. Так, раз они плыли на своем судне, и судно у них полома­лось. Это обстоятельство и заставило их пристать к правому берегу Волги, около устья реки Железницы, или Истечи. Меньшой брат из Плесянычей пошел отыскивать для срубки дерево, годное для починки судна, и увидел яму с водой, окраины которой побелели и искрились на солнце. Это заин­тересовало младшего из Плесянычей, и он попро­бовал воду. Она оказалась соленою. Тогда он от­правился на судно, взял котелок, зачерпнул из загадочной для него ямы воды и стал кипятить ее. Вода, выпариваясь, становилась все солонее и со­лонее.

— Эй, смотри, братец, лиха какого бы не было, живота бы тебе не положить здесь, — говорил старший брат младшему.

Но младший брат не обращал внимания на сло­ва старшего, продолжал кипятить воду и пробо­вать ее, пока она не превратилась в соль.

Обрадовались братья, старший и трусить пере­стал— принялись думу думать: что им теперь де­лать? Наконец порешили: держать свое открытие в секрете, а после путины перебраться из Плеса к соли.

Так они и сделали, перебрались сюда тем же летом с женами и домочадцами, построили себе дома и варницы и таким образом положили ос­нование «Балахнинскому усолью». И разбогатели они, говорит легенда, и разбогатели бы еще боль­ше, но их поселение не могло укрыться от окрест­ных жителей, для которых и самый промысел Плесянычей стал не тайной. Народ начал стекаться в эти места со всех сторон. Братья Плесянычи сперва встречали было новых пришельцев дубьем, но потом должны были наконец уступить числен­ности пришельцев, войти с ними в переговоры и из единственных владельцев соли сделаться пайщи­ками. Балахнинское усолье стало и людно и шумно, как торговое место.

Балахна. Текст предания перепечатан из книги Н. Андре­ева «Иллюстрированный путеводитель по Волге и ее прито­кам Оке и Каме». М., стр 98—99.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

РЕЧКА ИЛИНДИК

Во времена татаро-монгольского нашествия враги земли русской не миновали и села Давыдова. Здесь, говорят, бесчинствовали головорезы хана Илиндика. Когда невдалеке от селения, вздымая облако пыли, показался отряд хана, жители попрятались в погреба. Выехав на середину улицы, Илиндик приказал собрать весь народ у колокольни. Тата­ры пошли по дворам искать людей. Они шарили повсюду и нашли народ в погребах. Но там оказа­лись только старики и дети, потому что взрослое население, узнав о подходе вражьей силы, уш­ло в леса.

И вот согнали на площадь стариков и старух. Хан подъехал к толпе и, не слезая с коня, громко сказал:

— Я не буду никого убивать и жечь вашу де­ревню... Передайте всем, чтобы вернулись домой...

Ханский отряд поскакал за околицу и остановил­ся лишь на берегу лесной реки, которая протекала недалеко от села. Поставив там свои юрты, татары задержались у реки и не показывались в селе пять дней.

Тем временем люди, что прятались в лесу, стали возвращаться по домам. Пора была тогда страд­ная: надо хлеб убирать. Когда все вернулись, в село внезапно нагрянул ханский отряд и полонил мо­лодых девушек, которые должны были идти в же­ны хану Илиндику.

Завыли, запричитали тут бабы. Да что подела­ешь, как горю поможешь? Мужиков, которые про­бовали заступиться за несчастных девушек, татары нещадно убивали. И все кончилось тем, что татары подчистую ограбили жителей селения: забрали хлеб и мелкую скотину, увели со дворов лошадей и коров, угнали пленных девушек.

И вот вечером народ сельский собрался у той же колокольни и стал держать совет, как освободить пленниц. Долго толковали и спорили мужики, да все без пользы.

Но тут вышел вперед молодой плотник по име­ни Гаврила. Вышел и говорит:

— Мужики, если мы, как здесь советовали, все нападем на хана, то он всех нас и перебьет и оста­нутся в селе одни вдовы да сироты. Уж лучше мне пострадать. Плакать будет некому: родителей у ме­ня нет, а невесту татары угнали... Пойду-ка я один, может, что и сделаю доброе.

Хоть и жаль было парня, но согласились люди, отпустили. И отправился Гаврила в трудный путь, на верную погибель. Дошел он до вражьей стоянки. Видит: посреди стана — юрта ханская, а у входа— стража.

Дождался Гаврила ночи и тихо подкрался к юр­те. Убил он часовых, а потом зарезал хана...

Выбрался Гаврила из ханской юрты и побежал вдоль вражьих шатров, крича что есть мочи:

— Татары, всем вам сейчас конец будет!..

Услышали враги крик, проснулись, кинулись к юрте хана и увидели, что он убит. И тогда броси­лись они вдогонку за Гаврилой. Но тот мчался быстро. Долго бежал парень и вот слышит, что та­тары догоняют его. А сил уж нет. Тут и прокричал Гаврила:

— Мать сыра земля, помоги!

И вот тогда, говорят, земля разверзлась под та­тарами, и все они упали в бездонную яму. А яма та сразу же запылала огнем красным, а потом ее вдруг залило водой. И получился на том месте яр высокий. Гаврила видел все это, обрадовался не­сказанно и решил немедля вернуться в татарский стан. Там он отыскал пленных девушек и выпустил их на свободу.

А тело хана Илиндика Гаврила бросил с яра в речку. С тех пор ту реку и стали звать Илиндик. Ну а яр, который появился на месте гибели татар­ского отряда, с тех далеких времен именуется Крас­ным яром.

Речка Илиндик. Легенда записана от Ивана Ивановича Кербенева, 1940 года рождения, в деревне Ефанино Ветлужского района Горьковской области. Записал 16 июля 1966 года А. В. Сысоев.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

МАРИНА-БЕЗБОЖНИЦА И СТЕНЬКА РАЗИН

В Орловском кусте обитала атаманша Марина-безбожница, а в Чукалах жил Стенька Разин. Мес­тности эти в то время были покрыты непроходи­мым лесом. Марина со Стенькою вели знакомство, и вот когда Марина вздумает со Стенькою пови­даться, то кинет в стан к нему, верст за шесть, ко­сырь, а он ей отвечает: иду-де — и кинет к ней то­пор... И не могли Стеньку поймать. Поймают, по­садят в острог, а он попросит в ковшичке водицы испить, начертит угольком лодку, выльет воду — и поминай как звали! Однако товарищей его всех переловили и разогнали, а он сам ушел и спрятал­ся в берегу, между Окой и Волгой, и до сих пор там живет; весь оброс мохом, не знать ни губ, ни зуб. Не умирает же он оттого, что его мать-земля не принимает. И оставил этот самый Разин здесь клад, под корнями шести берез зарыл его. А узна­ли про это вот как: сидел один мужичок в остроге вместе с товарищем Стеньки Разина. Вот тот и го­ворит мужичку-то: «Послушай, брат, в таком-то месте лежит клад, мы зарыли его под корнями шести берез, рой его в такое-то время». Стало быть, мужичок не чаял, что его выпустят на вольный свет, а может быть, раскаялся и дал зарок. Вышел этот мужичок из острога, пошел в указанное место, а березы уже срубили и корней не знать; расска­зал он про это всему селу: поделали щупы, однако клада не нашли, а клад-то, говорят, все золото да серебро, целые бочки.

Марина-безбожница и Стенька Разин. Предание записано Иваном Мамакиным в Лукояновском уезде Нижегородской губернии в конце XIX века. И. Мамакин, желая подчерк­нуть сочувствие лукояновцев восставшим, предпосылает преданию следующее замечание: «Старожилы рассказыва­ют, что во времена Пугача помещичьи крестьяне Лукояновского уезда охотно принимали сторону последнего...» Текст взят из журнала «Живая старина», выпуск II, 1890, СПБ стр. 139.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ВОРОТЫНЕЦ

Не раз слышать мне приходилось, что много веков тому назад шел через те места, где нынче Воротынец стоит, русский царь Иван Грозный с войском — Казань-город брать. И все-то у него в походе хорошо да удачно было до самой деревни, что Малым

Сундырем именуется.

А тут остановился перед высокой горой, на ко­торой татары укрепленные посты держали, и ни с места!.. День бьются русские, второй, а татары хоть бы что!

Засели они в укрепление свое, и не вышибешь их оттуда ничем, точно приросли вороги к этой про­клятой горе!

Как ни бились русские воины, татарских постов одолеть не смогли. Ну потоптались, потоптались они на месте и ни шагу дальше.

Тогда и приказал Иван Грозный своим войскам идти обратно.

А чуваши и марийцы увидели, что у московского царя под Малым Сундырем ничего не получилось, послали к нему гонцов, обещали помочь ему.

Догнали гонцы русское войско у высокого хол­ма, что недалеко от речки Чугунки, и сказали Ива­ну Грозному о решении чувашей и марийцев.

Русские поворотили от этого холма назад и сно­ва пошли на Казанское царство. Пошли и удачно атаковали вражеские посты под Малым Сундырем, а там благополучно вышли к Казани и разгромили татар в их столице.

С той поры место, откуда войско московского царя повернуло на Казань, стали именовать Воротынцем: поворотились, значит, русские-то.

Воротынец. Предание записано от Николая Андреевича Пономарева, 1883 года рождения, в п. Макарьеве Лысковского района Горьковской области. Записал 6 июля 1965 го­да В. Н. Морохин. Примерно такой же сюжет записан 20 июля 1966 года от В. Г. Стрелова в селе Большой Сундырь Чувашской АССР Л. А. Балычевой и Г. М. Поповой.

Историки утверждают, что селение получило свое назва­ние задолго до похода Ивана Грозного на Казань, от бояр Воротынских, владевших селом еще при жизни отца Ива­на IV.
Поволжские земли, на которых расположен Воротынец, принадлежали князьям Воротынским с 1569 по 1680 гг.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти

Объявления