Rene

Любимые стихи

В этой теме 160 сообщений

Пробило десять. В доме тишина.

Она сидит и напряженно ждет.

Ей не до книг сейчас и не до сна,

Вдруг позвонит любимый, вдруг придет?!

Пусть вечер люстру звездную включил,

Не так уж поздно, день еще не прожит.

Не может быть, чтоб он не позвонил!

Чтобы не вспомнил - быть того не может!

"Конечно же, он рвался, и не раз,

Но масса дел: то это, то другое...

Зато он здесь и сердцем и душою".

К чему она хитрит перед собою

И для чего так лжет себе сейчас?

Ведь жизнь ее уже немало дней

Течет отнюдь не речкой Серебрянкой:

Ее любимый постоянно с ней -

Как хан Гирей с безвольной полонянкой.

Случалось, он под рюмку умилялся

Ее душой: "Так преданна всегда!"

Но что в душе той - радость иль беда?

Об этом он не ведал никогда,

Да и узнать ни разу не пытался.

Хвастлив иль груб он, трезв или хмелен,

В ответ - ни возражения, ни вздоха.

Прав только он и только он умен,

Она же лишь "чудачка" и "дуреха".

И ей ли уж не знать о том, что он

Ни в чем и никогда с ней не считался,

Сто раз ее бросал и возвращался,

Сто раз ей лгал и был всегда прощен.

В часы невзгод твердили ей друзья:

- Да с ним пора давным-давно расстаться.

Будь гордою. Довольно унижаться!

Сама пойми: ведь дальше так нельзя!

Она кивала, плакала порой.

И вдруг смотрела жалобно на всех:

- Но я люблю... Ужасно... Как на грех!..

И он уж все же не такой плохой!

Тут было бесполезно препираться,

И шла она в свой добровольный плен,

Чтоб вновь служить, чтоб снова унижаться

И ничего не требовать взамен.

Пробило полночь. В доме тишина...

Она сидит и неотступно ждет.

Ей не до книг сейчас и не до сна:

Вдруг позвонит? А вдруг еще придет?

Любовь приносит радость на порог.

С ней легче верить, и мечтать, и жить.

Но уж не дай, как говорится, бог

Вот так любить!

Э.Асадов

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

2 Rene

О женщине-собаке

__________________________________________________________________________________________

Николай Гумилев

СЛОНЕНОК

Моя любовь к тебе сейчас - слоненок,

Родившийся в Берлине иль Париже

И топающий ватными ступнями

По комнатам хозяина зверинца.

Не предлагай ему французских булок,

Не предлагай ему кочней капустных -

Он может съесть лишь дольку мандарина,

Кусочек сахару или конфету.

Не плачь, о нежная, что в тесной клетке

Он сделается посмеяньем черни,

Чтоб в нос ему пускали дым сигары

Приказчики под хохот мидинеток.

Не думай, милая, что день настанет,

Когда, взбесившись, разорвет он цепи

И побежит по улицам, и будет,

Как автобус, давить людей вопящих.

Нет, пусть тебе приснится он под утро

В парче и меди, в страусовых перьях,

Как тот, Великолепный, что когда-то

Нес к трепетному Риму Ганнибала

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я научилась просто, мудро жить,

Смотреть на небо и молиться богу,

И долго перед вечером бродить,

Чтоб утомить ненужную тревогу.

Когда шуршат в овраге лопухи

И никнет гроздь рябины желто-красной,

Слагаю я веселые стихи

О жизни тленной, тленной и прекрасной.

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь

Пушистый кот, мурлыкает умильней,

И яркий загорается огонь

На башеньке озерной лесопильни.

Лишь изредка прорезывает тишь

Крик аиста, слетевшего на крышу.

И если в дверь мою ты постучишь,

Мне кажется, я даже не услышу.

А.Ахматова

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Очень люблю Э.Асадова, молодец Rene за тему!

Сохраните себя

Сохраните себя в неустроенном мире,

Не меняйте лицо свое, жизнь торопя.

В новой должности, в новой уютной квартире,

И в бесславье, и в славе - Храните себя!

Сохраните себя, если вам изменили.

Ничего, что не выбились вы в короли.

Сохраните себя, если вас уронили,

Сохраните себя, если вас вознесли.

Пусть удачливый друг, даже если он гений,

Помогает во всем, вас по-братски любя.

Никогда ни за что перед ним на колени,

Не посмейте вставать, - Сохраните себя.

Сохраните себя, свое сердце и слово,

В этом мире — иного не будет в судьбе.

Это страшно: прожить за кого-то другого,

То, что было отпущено только тебе.

Николай Рачков

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А теперь немного трагизма.

Цветаева. Стихи к Блоку (он для неё был святым)

Думали - человек!

И умереть заставили.

Умер теперь, навек.

- Плачьте о мертвом ангеле!

Он на закате дня

Пел красоту вечернюю.

Три восковых огня

Треплются, лицемерные.

Шли от него лучи --

Жаркие струны по снегу!

Три восковых свечи --

Солнцу-то! Светоносному!

О поглядите, как

Веки ввалились темные!

О поглядите, как

Крылья его поломаны!

Черный читает чтец,

Крестятся руки праздные...

-- Мертвый лежит певец

И воскресенье празднует.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сменю юмором :ad: (уж очень мне нравиться этот стих)

Вчера я ехал на работу

в метель, туман и гололёд,

вдруг мимо пронеслась Тойота,

взяла опасный поворот.

Пересекая автостраду

там, где сплошная полоса,

водитель мазалась помадой

и тушью красила глаза!

Как тут от злости не беситься?

Я в гневе бритву уронил

(я дома не успел побриться

и по дороге щёки брил).

Упала бритва в кофе прямо

(между колен стоял стакан -

мне вкусный кофе варит мама -

его я пью в такой туман).

Когда предмет тяжёлый падал,

крутой горячий кипяток

плеснул туда, куда не надо -

там третьей степени ожог.

И вот от боли я подпрыгнул,

и из моей руки другой

вдруг выпал телефон мобильный -

и снова - в кофе по прямой.

Не помню, что там дальше было...

Открыл глаза: больница? морг?

Теперь ни тачки, ни мобилы...

Зато повязка между ног.

Весь загипсован под завязку,

без гипса только голова.

А вот мораль у этой сказки -

У ВСЕХ БЫ БАБ ЗАБРАТЬ ПРАВА

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Не заставляйте женщин плакать

В мороз, и в гололед, и в слякоть,

Какая б ни стряслась беда, -

Не заставляйте женщин плакать

Ни от любви, ни от стыда.

Какая бы из горьких трещин

Ни расколола сердце вам, -

Не заставляйте плакать женщин

По необдуманным словам.

Прощайте женщин! Сокращайте

И злые распри и вражду.

И никогда не вымещайте

На женщинах свою беду.

И как бы не случилось плавать

Вам в океане бытия, -

Не заставляйте женщин плакать,

На вас обиду затая.

И пусть вам будет, как награда

За бескорыстие труда

Та женщина, что с вами рядом,

Не плачущая никогда!

Чтоб стыд не жег вас сквозь года,

Чтоб от раскаянья не ахать,

Вовек: нигде и никогда -

Не заставляйте женщин плакать!

Эдуард Асадов

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ксения Некрасова

Глядите, люди, -

девка пред солдатом

Средь бела дня,

насмешки не стыдясь,

стоит в тени у розовых акаций

и стриженую голову его

все гладит , гладит

легкою рукою.

Бродский

Я пробудился весь в поту -

Мне голос был:"Не все коту, -

Сказал он масленица. Будет

- он заявил - Великий Пост.

Ужо тебе прищемят хвост!"

Такое - каждого разбудит...

Владимир Луговской

Сегодня ночью

ты приснилась мне.

Не я тебя нянчил, не я тебя славил,

Дух русского снега и русской природы,

Такой непонятной и горькой услады

Не чувствовал я уже многие годы.

Но ты мне приснилась

как детству - русалки,

Как детству -

коньки на прудах поседелых,

Как детству -

веселая бестолочь салок,

Как детству -

бессонные лица сиделок.

Прощай, золотая,

прощай, золотая!

Ты легкими хлопьями

вкось улетаешь.

Меня закрывает

от старых нападок

Пуховый платок

твоего снегопада.

Молочница цедит мороз из бидона,

Точильщик торгуется с черного хода.

Ты снова приходишь,

рассветный, бездонный,

Дух русского снега и русской природы.

Но ты мне приснилась,

как юности - парус,

Как юности -

нежные губы подруги,

Как юности -

шквал паровозного пара,

Как юности -

слава в серебряных трубах.

Уйди, если можешь,

прощай, если хочешь.

Ты падаешь сеткой

крутящихся точек,

Меня закрывает

от старых нападок

Пуховый платок

твоего снегопада.

На кухне, рыча, разгорается примус,

И прачка приносит простынную одурь,

Ты снова приходишь,

необозримый

Дух русского снега и русской природы.

Но ты мне приснилась,

Как мужеству - отдых,

Как мужеству -

книг неживое соседство,

Как мужеству -

вождь, обходящий заводы,

Как мужеству -

пуля в спокойное сердце.

Прощай, если веришь,

забудь, если помнишь!

Ты инеем застишь

пейзаж заоконный.

Меня закрывает

от старых нападок

Пуховый платок

твоего снегопада.

1929

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Михаил Топтыгин, понравилось последнее и подпись Ваша :ay:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Очень люблю это! :ab:

Легкомыслие — милый грех,

милый спутник и враг мой милый!

Ты в глаза мне вбрызнуло смех

и мазурку вбрызнуло в жилы.

Научив не хранить кольца,

с кем бы жизнь меня ни венчала,

начинать наугад — с конца,

и кончать — еще до начала.

Быть, как стебель, и быть, как сталь,

в жизни, где мы так мало можем,

шоколадом лечить печаль

и смеяться в лицо прохожим.

М.Цветаева

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Михаил Топтыгин, понравилось последнее и подпись Ваша :ay:

Дык не моя подпись... То есть я готов под этим подписаться и уже сделал... Тьфу!

Это цитата. Лец "Непричесанные мысли".

Михаил Лермонтов

Любил и я в былые годы,

В невинности души моей,

И бури шумные природы

И бури тайные страстей.

Но красоты их безобразной

Я скоро таинство постиг,

И мне наскучил их несвязный

И оглушающий язык.

Люблю я больше год от году,

Желаньям мирным дав простор,

Поутру ясную погоду,

Под вечер тихий разговор,

Люблю я парадоксы ваши,

И ха-ха-ха, и хи-хи-хи,

С[мирновой] штучку, фарсу Саши

И Ишки М[ятлева] стихи...

1841

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В горнице моей светло -

Это от ночной звезды,

Матушка возьмет ведро,

Молча принесет воды.

Красные цветы мои

В садике завяли все,

Лодка на речной мели

Скоро догниёт совсем.

Дремлет на стене моей

Ивы кружевная тень

Завтра у меня под ней

Будет хлопотливый день

Буду поливать цветы

Думать о своей судьбе

Буду до ночной звезды

Лодку мастерить себе.

( с дочурой песню разучиваем)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Женщина Я - Женщина, и, значит, я - Актриса,

Во мне сто лиц и тысяча ролей.

Я - Женщина, и, значит, я - Царица,

Возлюбленная всех земных царей.

Я - Женщина, и, значит, я рабыня,

Познавшая соленый вкус обид.

Я - Женщина, и, значит, я - Пустыня,

Которая тебя испепелит.

Я - Женщина. Сильна я поневоле.

Но знаешь, даже если жизнь - борьба,

Я - Женщина, я слабая до боли.

Я - Женщина, и, значит, я - Судьба.

Я - Женщина. Я просто вспышка страсти,

Но мой удел - терпение и труд.

Я - Женщина. Я то большое счастье,

Которое совсем не берегут.

Я - Женщина. И этим я опасна.

Огонь и лед навек во мне одной.

Я - Женщина, и, значит, я - Прекрасна

С младенчества до старости седой.

Я - Женщина, и в мире все дороги

Ведут ко мне, а не в какой-то Рим.

Я - Женщина, я избранная Богом,

Хотя, уже наказанная им...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вересковый мед

Из вереска напиток

Забыт давным-давно.

А был он слаще меда,

Пьянее, чем вино.

В котлах его варили

И пили всей семьей

Малютки-медовары

В пещерах под землей.

Пришел король шотландский,

Безжалостный к врагам,

Погнал он бедных пиктов

К скалистым берегам.

На вересковом поле,

На поле боевом

Лежал живой на мертвом

И мертвый - на живом.

_______

Лето в стране настало,

Вереск опять цветет,

Но некому готовить

Вересковый мед.

В своих могилках тесных,

В горах родной земли

Малютки-медовары

Приют себе нашли.

Король по склону едет

Над морем на коне,

А рядом реют чайки

С дорогой наравне.

Король глядит угрюмо:

"Опять в краю моем

Цветет медвяный вереск,

А меда мы не пьем!"

Но вот его вассалы

Приметили двоих

Последних медоваров,

Оставшихся в живых.

Вышли они из-под камня,

Щурясь на белый свет,-

Старый горбатый карлик

И мальчик пятнадцати лет.

К берегу моря крутому

Их привели на допрос,

Но ни один из пленных

Слова не произнес.

Сидел король шотландский,

Не шевелясь, в седле.

А маленькие люди

Стояли на земле.

Гневно король промолвил:

"Пытка обоих ждет,

Если не скажете, черти,

Как вы готовили мед!"

Сын и отец молчали,

Стоя у края скалы.

Вереск звенел над ними,

В море катились валы.

И вдруг голосок раздался:

"Слушай, шотландский король,

Поговорить с тобою

С глазу на глаз позволь!

Старость боится смерти.

Жизнь я изменой куплю,

Выдам заветную тайну!" -

Карлик сказал королю.

Голос его воробьиный

Резко и четко звучал:

"Тайну давно бы я выдал,

Если бы сын не мешал!

Мальчику жизни не жалко,

Гибель ему нипочем...

Мне продавать свою совесть

Совестно будет при нем.

Пускай его крепко свяжут

И бросят в пучину вод -

А я научу шотландцев

Готовить старинный мед!.."

Сильный шотландский воин

Мальчика крепко связал

И бросил в открытое море

С прибрежных отвесных скал.

Волны над ним сомкнулись.

Замер последний крик...

И эхом ему ответил

С обрыва отец-старик:

"Правду сказал я, шотландцы,

От сына я ждал беды.

Не верил я в стойкость юных,

Не бреющих бороды.

А мне костер не страшен.

Пускай со мной умрет

Моя святая тайна -

Мой вересковый мед!"

А вот еще англичанин. Киплингом его кличут. Я бы это стихотворение назвал иначе:"Дембель"

И ВОСХИЩАТЬСЯ... (FOR TO ADMIRE)

Перевод О. Юрьева

В Индийском океане тишь,

Глядит он кротостью самой;

Волны нигде не различишь,

Кроме дорожки за кормой.

Корабль несётся, дня уж нет,

Пробили склянки - отдыхай...

Чернея на закатный свет,

Индус поет: "Хам декхта хай".

И восхищаться, и дышать,

И жить бескрайностъю дорог -

Все глупость! - мог бы я сказать.

Но бросить бы уже не смог!

Слежу ли за игрой старшин,

Ловлю ли женский смех и гам,

Гляжу ли, как офицера

На шканцах провожают дам,

Я думаю про что ушло,

Взгляд утопивши в синей мгле,

И вот я словно бы один

На опустевшем корабле.

Про что ушло, что видел я

В казарме, в лагерях, в бою,

Рассказываю сам себе

И правды сам не узнаю;

Так странно, слишком странно все...

Что ж, это нынче позади.

Да, было всякое со мной,

Но - больше в будущем, поди.

Да, на заметку я попал,

Я нарушал закон полка,

И сам себя со стороны

Я видел в роли дурака -

Познанья цену я платил

И не был ею возмущён,

А прохлаждался на "губе",

Мироустройством восхищён.

На траверзе возник дымок,

И встал над морем там, вдали,

Горбучий Аден, точно печь,

Которую уж век не жгли.

Проплыл я мимо этих скал

Шесть лет назад - теперь домой

Плыву, солдат, отбывший срок,

С шестью годами за спиной.

Невеста плакала: "Вернись!"

И мать вздыхала тяжело.

Они мне не писали - знать,

Ушли: ушли, как всё ушло.

Как всё ушло, что разглядел,

Открыл, узнал и встретил я.

Как высказать, что на душе?

И я пою. Вот песнь моя:

И восхищаться, и дышать,

И жить бескрайностъю дорог -

Все глупость! - мог бы я сказать.

Но бросить бы уже не смог!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Немного юмора :ab:

Снял он обувь - стал пониже,

Снял пальто - и стал худее.

Без костюма - лоск пожиже,

Без очков - на вид глупее.

Шапку скинул - плешь наружу,

Без перчаток - руки - крюки.

Без жилета - грудь поуже,

Зубы вынул - хуже звуки.

Без портфеля - вид попроще,

Без мобильника - как нищий.

Скинул майку - вовсе тощий,

Сбрил усы - Такой носище!

Посмотрела - засмеялась!

Как важна вещей опека!

Снять трусы ему осталось -

И не будет человека!!!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Средневековый французский стих. 16, кажется век. Автора не помню

Поближе к очагу присев на связку дров,

Я с трубкою в руке задумался глубоко.

О горестях моих, о власти злого рока,

О том, что чересчур со мною он суров.

Но теплится в душе надежда, и готов

Я верить, что судьба, по истеченье срока,

Изменит жизнь мою, я вознесусь высоко

И в славе превзойду властителей миров.

Но стоит табаку в горсть пепла превратиться,

Как мне с высот моих приходиться спуститься,

Сойдя в низину бед, чей мрак непобедим.

Нет, что ни говори, различие большое

Нельзя найти меж трубкой и душою:

Надежда иль табак, то и другое - дым

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А вот перс. Омар Хайям его зовут

Пей! И в огонь весенней кутерьмы

Бросай дырявый, темный плащ зимы.

Не длинен путь земной. А время - птица.

У птицы - крылья. Мы - у края тьмы.

Мы -цель Создания, смысл его отменный,

Взор божества и сущность зрящих глаз.

Окружность мира - перстень драгоценный.

А мы в том перстне - вправленный алмаз.

Усами я мету кабацкий пол давно,

Душа моя глуха к добру и злу равно.

Обрушься мир - во сне хмельном скажу я:

"Скатилось, кажется, ячменное зерно.

Когда б скрижаль судьбы мне вдруг подвластна стала,

Я все бы стер с нее и все вписал сначала.

Из я печаль изгнал бы навсегда,

Что б радость головой до неба доставала.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сегодня мне письма не принесли:

Забыл он написать или уехал;

Весна как трель серебряного смеха,

Качаются в заливе корабли.

Сегодня мне письма не принесли...

Он был со мной еще совсем недавно,

Такой влюбленный, ласковый и мой,

Но это было белою зимой,

Теперь весна, и грусть весны отравна,

Он был со мной еще совсем недавно...

Я слышу: легкий трепетный смычок,

Как от предсмертной боли, бьется, бьется,

И страшно мне, что сердце разорвется,

Не допишу я этих нежных строк...

А.Ахматова

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ходасевич Владислав

совсем недавно в него вчитался. Раньше не доходило. Видать, дозрел :ab:

Пробочка

Пробочка над крепким йодом!

Как ты быстро перетлела!

Так вот и душа незримо

Жжет и разъедает тело.

Ни жить, ни петь почти не стоит:

В непрочной грубости живем.

Портной тачает, плотник строит:

Швы расползутся, рухнет дом.

И лишь порой сквозь это тленье

Вдруг умиленно слышу я

В нем заключенное биенье

Совсем иного бытия.

Так, провождая жизни скуку,

Любовно женщина кладет

Свою взволнованную руку

На грузно пухнущий живот.

Был мой отец шестипалым. По ткани, натянутой туго, Бруни его обучал мягкою кистью водить.

Там, где фиванские сфинксы, друг другу в глаза загляделись,

В летнем пальтишке зимой перебегал он Неву.

А на Литву возвратясь, веселый и нищий художник,

Много он там расписал польских и русских церквей.

****

Был мой отец шестипалым. Бывало в «сороку-ворону»

Станем играть вечерком, сев на любимый диван.

Вот на отцовской руке старательно я загибаю

Пальцы один за другим – пять. А шестой – это я.

Шестеро было детей. И вправду: он тяжкой работой

Тех пятерых прокормил – только меня не успел.

*****

Был мой отец шестипалым. Как маленький лишний мизинец

Прятать он ловко умел в левой зажатой руке, так и в душе затаил незаметно,

подспудно

Память о прошлом своем, скорбь о святом ремесле.

Ставши купцом по нужде - никогда ни намеком, ни словом

Не поминал, не роптал. Только любил помолчать.

****

Был мой отец шестипалым. А сын? Ни смиренного сердца,

Ни многодетной семьи. Ни шестипалой руки

Не унаследовал он. Как игрок на неверную карту,

Ставит на слово, на звук – душу свою и судьбу….

Ныне, в январскую ночь, во хмелю, шестипалым размером

И шестипалой строфой сын поминает отца.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Собственно, продолжая тему Роберта Бёрнса...

В полях, под снегом и дождем,

Мой милый друг,

Мой бедный друг,

Тебя укрыл бы я плащом

От зимних вьюг,

От зимних вьюг.

А если мука суждена

Тебе судьбой,

Тебе судьбой,

Готов я скорбь твою до дна

Делить с тобой,

Делить с тобой.

Пускай сойду я в мрачный дол,

Где ночь кругом,

Где тьма кругом, -

Во тьме я солнце бы нашел

С тобой вдвоем,

С тобой вдвоем.

И если б дали мне в удел

Весь шар земной,

Весь шар земной,

С каким бы счастьем я владел

Тобой одной,

Тобой одной.

(перевод С.Я Маршака)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Бродский

Под вечер он видит, застывши в дверях:

Два всадника скачут в осенних полях,

Как будто по кругу, сквозь рощу и гать,

И долго не могут друг друга догнать.

То бросив поводья, поникнув, устав,

То снова в седле возбужденно привстав,

И быстро по светлому склону холма,

То в рощу опять, где сгущается тьма.

Два всадника скачут в осенней грязи,

Не только от дома, от сердца вблизи,

Друг друга они окликают, зовут,

(небесные рати за рощу плывут).

И так никогда им на свете вдвоем,

Сквозь рощу и гать, сквозь пустой водоем,

Не ехать ввиду станционных постов,

как будто меж ними не сотня кустов!

Вечерние призраки! – где их следы,

Не видеть двойного им всплеска воды,

Их вновь возвращает к себе тишина,

Он знает из окриков их имена.

По сельской дороге в холодной пыли,

Под черными соснами, в комьях земли,

Два всадника скачут над бледной рекой.

Два всадника скачут: тоска и покой.

Я жизни своей не люблю, не боюсь,

Я с веком своим ни за что не борюсь.

Пускай что угодно вокруг говорят,

Меня беспокоят, его веселят.

У каждой околицы этой страны,

На каждой ступеньке, у каждой стены,

В недальнее время, брюнет иль блондин,

Появится дух мой, в двух лицах един.

Два всадника скачут в пространстве ночном,

Кустарник распался в тумане речном,

То дальше, то ближе за юной тоской

несется во мраке прекрасный покой.

Два всадника скачут, их тени парят.

Над сельской дорогой все звезды горят.

Копыта стучат по уснувшей земле.

Мужчина и женщина едут во мгле.

Владимир Луговской

КУРСАНТСКАЯ ВЕНГЕРКА

Сегодня не будет поверки,

Горнист не играет поход.

Курсанты танцуют венгерку,-

Идет девятнадцатый год.

В большом беломраморном зале

Коптилки на сцене горят,

Валторны о дальнем привале,

О первой любви говорят.

На хорах просторно и пусто,

Лишь тени качают крылом,

Столетние царские люстры

Холодным звенят хрусталем.

Комроты спускается сверху,

Белесые гладит виски,

Гремит курсовая венгерка,

Роскошно стучат каблуки.

Летают и кружатся пары -

Ребята в скрипучих ремнях

И девушки в кофточках старых,

В чиненых тупых башмаках.

Оркестр духовой раздувает

Огромные медные рты.

Полгода не ходят трамваи,

На улице склад темноты.

И холодно в зале суровом,

И над бы танец менять,

Большим перемолвиться словом,

Покрепче подругу обнять.

Ты что впереди увидала?

Заснеженный черный перрон,

Тревожные своды вокзала,

Курсантский ночной эшелон?

Заветная ляжет дорога

На юг и на север - вперед.

Тревога, тревога, тревога!

Россия курсантов зовет!

Навек улыбаются губы

Навстречу любви и зиме,

Поют беспечальные трубы,

Литавры гудят в полутьме.

На хорах - декабрьское небо,

Портретный и рамочный хлам;

Четверку колючего хлеба

Поделим с тобой пополам.

И шелест потертого банта

Навеки уносится прочь.

Курсанты, курсанты, курсанты,

Встречайте прощальную ночь!

Пока не качнулась манерка,

Пока не сыграли поход,

Гремит курсовая венгерка...

Идет

девятнадцатый год.

1940

Еще Ходасевич

Из дневника

Должно быть жизнь и хороша,

Да что поймешь ты в ней, спеша

Между купелию и моргом,

Когда мытариться душа

То отвращеньем, то восторгом?

Непостижимости свинец

Все толще над мечтой понурой, -

Вот и дуреешь наконец,

Как любознательный кузнец

Над просветительной брошюрой.

Пора не быть, а пребывать,

Пора не бодрствовать, а спать,

Как спит зародыш крутолобый,

И мягкой вечностью опять

Обволокнуться, как утробой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Александр Пушкин

Не дай мне бог сойти с ума.

Нет, легче посох в сума;

Нет, легче труд и глад.

Не то, чтоб разумом моим

Я дорожил; не то, чтоб с ним

Расстаться был не рад:

Когда б оставили меня

На воле, как бы резво я

Пустился в темный лес!

Я пел бы в пламенном бреду,

Я забывался бы в чаду

Нестройных, чудных грез.

И я б заслушивался волн,

И я глядел бы, счастья полн,

В пустые небеса;

И силен, волен был бы я,

Как вихорь, роющий поля,

Ломающий леса.

Да вот беда: сойди с ума,

И страшен будешь как чума,

Как раз тебя запрут,

Посадят на цепь дурака

И сквозь решетку как зверка

Дразнить тебя придут.

А ночью слышать буду я

Не голос яркий соловья,

Не шум глухой дубров -

А крик товарищей моих

Да брань смотрителей ночных,

Да визг, да звон оков.

Павел Антокольский

РАБОТА

Он сейчас не сорвиголова, не бретёр,

Как могло нам казаться по чьим-то запискам,

И в ответах не столь уже быстр и остер,

И не юн на таком расстоянии близком.

Это сильный, привыкший к труду человек,

Как арабский скакун уходившийся, в пене.

Глубока синева его выпуклых век.

Обожгло его горькие губы терпенье.

Да, терпенье. Свеча наплывает. Шандал

Неудобен и погнут. За окнами вьюга.

С малых лет он такой тишины поджидал

В дортуарах Лицея, под звездами юга,

На Кавказе, в Тавриде, в Молдавии - там,

Где цыганом бродил или бредил о Ризнич.

Но не кинется старая грусть по следам

Заметенным. Ей нечего делать на тризне.

Все стихии легли, как овчарки, у ног.

Эта ночь хороша для больших начинаний.

Кончен пир. Наконец человек одинок.

Ни друзей, ни любовниц. Одна только няня.

Тишина. Тишина. На две тысячи верст

Ледяной каземат, ледяная империя.

Он в Михайловском. Хлеб его черен и черств.

Голубеют в стакане гусиные перья.

Нянька бедная, может быть, вправду права,

Что полжизни ухожено, за тридцать скоро.

В старой печке стреляют сухие дрова.

Стонет вьюга в трубе, как из дикого хора

Заклинающий голос:

"Вернись, оглянись!

Меня по снегу мчат, в Петропавловке морят.

Я - как Терек, по кручам свергаемый вниз.

Я - как вольная прозелень Черного моря".

Что поймешь в этих звуках? Иль это в груди

Словно птица колотится в клетке? Иль снова

Ничего еще не было, все - впереди?

Только б вырвать единственно нужное слово!

Только б вырвать!

Из няниной сказки, из книг,

Из пурги этой, из глубины равелина,

Где бессонный Рылеев1 к решетке приник,-

Только б выхватить слово!

И, будто бы глина,

Рухнут мокрыми комьями на черновик

Ликованье и горе, сменяя друг друга.

Он рассудит их спор. Он измлада привык

Мять, ломать и давить у гончарного круга.

И такая наступит тогда тишина,

Что за тысячи верст и в течение века

Дальше пушек и дальше набата слышна

Еле слышная, тайная мысль человека

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Марина Цветаева - Безумье - и благоразумье...

Безумье - и благоразумье,

Позор - и честь,

Все, что наводит на раздумье,

Все слишком есть -

Во мне. - Все каторжные страсти

Свились в одну! -

Так в волосах моих - все масти

Ведут войну!

Я знаю весь любовный шепот,

- Ах, наизусть! -

- Мой двадцатидвухлетний опыт -

Сплошная грусть!

Но облик мой - невинно розов,

- Что ни скажи! -

Я виртуоз из виртуозов

В искусстве лжи.

В ней, запускаемой как мячик

- Ловимый вновь! -

Моих прабабушек-полячек

Сказалась кровь.

Лгу оттого, что по кладбищам

Трава растет,

Лгу оттого, что по кладбищам

Метель метет...

От скрипки - от автомобиля -

Шелков, огня...

От пытки, что не все любили

Одну меня!

От боли, что не я - невеста

У жениха...

От жеста и стиха - для жеста

И для стиха!

От нежного боа на шее...

И как могу

Не лгать, - раз голос мой нежнее,

Когда я лгу...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Роберт Бернс

Мне сейчас нужна жена

Мне сейчас нужна жена –

Лучше или хуже,

Лишь бы женщиной была,

Женщиной без мужа.

Толстая, худая – это все равно.

Пусть уродкой будет – по ночам темно

Если молодая- буду счастлив с нею,

Ну, а коль старуха – раньше овдовею!

Пусть детей рожает – было бы охоты!

А бездетной будет – меньше мне заботы.

Если любит рюмочку – пусть не будет пьяница.

А не любит рюмочки – больше мне достанется!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

забавное стихотворение)

интересно только зачем такая надобность в жене? :ap: некоторые бегут от этого)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти

Объявления